• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: камо грядеши... (список заголовков)
17:06 

труднее и необходимее всего отбрасывать лишнее из мыслей.

Кажется, что все, что есть в голове - необходимо. Но это не так.

Труднее - потому что процесс отсева и разделения - он как уборка в доме. Главное не начать рассматривать хлам пристально, а то пожалеешь выкидывать.

@темы: камо грядеши...

17:16 

эх, шизнь..

Промелькнула осень вообще со скоростью света. Новый Год уже подбирается вовсю.

Так и хотелось сказать в конце ноября: эй, подожди. не уходи, мне зимовать не с кем.
Но, как мы знаем, время с трудом поддается уговорам.

Столько всего опять в голове перемолола за осенний период - жуть. В общем, как всегда.

так что успокоительная картинка John William Waterhouse. И - проверять прописи))

@темы: прокрастинация, не в тему, камо грядеши...

19:36 

немного лирики

Снегопад — единственная погода, которую я люблю. Он меня почти не раздражает, в отличие от всего остального. Я часами могу сидеть у окна и смотреть, как идет снег. Тишина снегопадения. Она хороша для разных дел. Самое лучшее — смотреть сквозь густой снег на свет, к примеру на уличный фонарь. Или выйти из дому, чтобы снег на тебя ложился. Вот оно, чудо. Человеческими руками такого не создать.

Эрленд Лу, "Допплер"


@темы: Для души, камо грядеши..., не в тему

23:09 

Первое послание к Коринфянам святого апостола Павла Глава 13.

1Если я говорю языками человеческими и ангельскими, а любви не имею, то я - медь звенящая или кимвал звучащий.

2Если имею дар пророчества, и знаю все тайны, и имею всякое познание и всю веру, так что могу и горы переставлять, а не имею любви,- то я ничто.

3И если я раздам все имение мое и отдам тело мое на сожжение, а любви не имею, нет мне в том никакой пользы.

4Любовь долготерпит, милосердствует, любовь не завидует, любовь не превозносится, не гордится, 5не бесчинствует, не ищет своего, не раздражается, не мыслит зла, 6не радуется неправде, а сорадуется истине; 7все покрывает, всему верит, всего надеется, все переносит.

8Любовь никогда не перестает, хотя и пророчества прекратятся, и языки умолкнут, и знание упразднится.

9Ибо мы отчасти знаем, и отчасти пророчествуем; 10когда же настанет совершенное, тогда то, что отчасти, прекратится.

11Когда я был младенцем, то по-младенчески говорил, по-младенчески мыслил, по-младенчески рассуждал; а как стал мужем, то оставил младенческое.

12Теперь мы видим как бы сквозь тусклое стекло, гадательно, тогда же лицем к лицу; теперь знаю я отчасти, а тогда позна'ю, подобно как я познан.

13А теперь пребывают сии три: вера, надежда, любовь; но любовь из них больше.

@темы: праздники, камо грядеши..., Для души

15:56 

бывает же так

но это обычное дело. Сначала долго-долго-долго ничего не происходит, чтобы потом вдруг начать происходить одним сплошным потоком.
Конечно, так больше нравится, чем тихонько поквакивать в теплом болотце.
Пусть происходит дальше!

@темы: хава нагила!, камо грядеши..., Трансформируюсь! В электровеник!

23:36 

омм))

14:26 

Да, да, да и еще раз да!

00:32 

словоблудю

Весь год занимаюсь чревоугодием. Успешно.



Мысли поэтому такие ленивые-ленивые. И в основном не свои) Цитирую с искажениями:

  • Суди по делам, а не по словам о человекоподобных. О себе, в том числе.
  • Оценивай человека не по тому, что он знает, а по тому, чему он радуется.
  • Нет в жизни счастья. Нет. Есть только радость.

Сноска:

выяснить этимологию слова "счастье"


@темы: камо грядеши...

13:54 

очередное самокопание. В социальном контексте. Очень много.

Последнее время очень бурно обсуждают в инетах законопроект о гомосексуалистах. Бредовый, вообще-то.

много сумбурных размышлений

@темы: не в тему, камо грядеши..., будущее-настоящее

17:00 

Зима, как всегда, неожиданно...

Б. Пастернак

Никого не будет в доме,
Кроме сумерек. Один
Зимний день в сквозном проеме
Незадернутых гардин.

Только белых мокрых комьев
Быстрый промельк моховой,
Только крыши, снег, и, кроме
Крыш и снега, никого.

И опять зачертит иней,
И опять завертит мной
Прошлогоднее унынье
И дела зимы иной.

И опять кольнут доныне
Неотпущенной виной,
И окно по крестовине
Сдавит голод дровяной.

Но нежданно по портьере
Пробежит сомненья дрожь,-
Тишину шагами меря.
Ты, как будущность, войдешь.

Ты появишься из двери
В чем-то белом, без причуд,
В чем-то, впрямь из тех материй,
Из которых хлопья шьют.

@темы: камо грядеши..., слова..

14:11 

...перепостю одну свою мысль...

Только что пришла с учительской коференции. выступал там один мужик с кафедры андро-чего-то-там....Занимаются там исследованиями процессов, происходящих в школе, как социальном институте, как я поняла. И сказал он в своем умном и вообще полезном, но совершенно теоретическом докладе такое:"По последним данным интересы школьников в учебе имеют в основном утилитарную направленность, что, к сожалению, зачастую является причиной эмоциональной бедности, и, в свою очередь ведет к нравственной глухоте". Во как.
Вова недавно пенял мне тем, что я вряд ли сумею составить портрет современного школьника, на что я ответила, что современные дети отличаются, скажем, от нас тем, что они не романтичны ни разу, и у них отсутсвуют какие бы то ни было иллюзии насчет своего светлого будущего....

еще, если сформулирую, напишу о "осовременивании" учителя., сейчас мысли разбегаются

@темы: камо грядеши..., школка

11:12 

скоро в школу)


ну вот.
совесм близко подобрался новый учебный год.
не могу сказать, что я сильно счастлива, но что ж поделать?

Итак, все начинается снова. Ах, мне бы все успеть, мне бы все успеть, мне бы не разлениться и не запустиь все, как я люблю, на самотек..

Начинаются снова занятия по ирландским танцам. В октябре - экзамен! Блин. БЛИН!!

В школе в этом году нужно будет повысить себя до втоорй категории...уже коленки подгибаются.

А еще очень хочется научиться метать ножи (ага, с моей врожденной "меткостью" и косорукостью)))))

Ну и ремонт, ремонт, конечно, куда же без него.

(ну и там родственники,знакомые...все как у всех)

@темы: будущее-настоящее, камо грядеши...

23:47 

давненько меня так не торкали стихи. Александр Величанский (1940-1990)

Научусь тебе, мгновенье:
ты -последний медный грош.
позади одно забвенье,
и в забвенье ты уйдешь.
Неразменный миг отрады,
и мучений вечный миг,
и еще чему-то надо
научиться мне у них


читать дальше

@темы: слова.., камо грядеши...

15:16 

забавно...

...я изрядно поглупела за последние 10 лет. Точно говорю.
А ведь казалась себе (да и другим, чего уж там) такой умной.

Смешно.

@темы: камо грядеши..., не в тему

09:43 

вцепилось

10.07.2009 в 15:32
Пишет boin De:

10.07.2009 в 14:14
Пишет Габриэль:

***
...Мы сидим уже четыре часа. Если честно - очень чешется нос,
Но его я до сих пор не чешу, потому что - вдруг да что-то не так?
Я не знаю этих правил, и я полагаю, будто мне все равно,
Только к носу третий час не тянусь, потому что... ну, успею всегда.
Рядом двое, у окна еще пять, все сидят и, не моргая, глядят
На тяжелую железную дверь, за которой - запах свежей земли.
А еще там, говорят, облака, и еще дороги после дождя.
Не попасть туда - большая беда. Словно ангелы тебя не нашли.
"Нет, не пустят, - говорит тот старик, что сидит немного вкось, поодаль. -
Ну, подумайте своей головой. Нафига мы им за дверью сдались?
Я неверующий. Я про богов не задумывался. Нет, никогда.
Просто жил и наслаждался. И все. Никаких тебе постов и молитв".
"Есть грехи, - рядом со мной говорят. - Была маленькой, жила у одной...
Она старая была и потом, хоть молилась, все равно умерла.
Есть грехи, я даже знаю штук шесть, и любой, как камень, тянет на дно,
Только я не знаю, нужно ли нам... Я вот в жизни всем не делала зла".
"А я делал, - тот бормочет, в углу. - Не дурак подраться, только пусти.
Не терпел таких, как вы, а сейчас все равно пред дверью с вами сижу.
Люди - сволочи, поверьте. Для них обмануть легко. Легко не простить.
Может, драпать нам отсюда пора? Вдруг там некая вселенская жуть..."
В это время дверь тихонько скрипит. На пороге появляется он.
У него немолодое лицо, песнь морщинок в уголках светлых глаз.
Как-то сразу ясно, что он здесь есть, был и будет до скончанья времен,
И пока он на пороге стоит, забываешь, что случается мгла.
"Извините, - говорит он, - что так задержал вас. Нынче хлопотный день.
Почему вы сами внутрь не вошли? Я нарочно оставлял для вас щель".
Переглядываемся. Мы - могли? Так вот запросто, спиной к темноте?
Я смотрю в его глаза. Он - в мои. Не умеет этот лгать. Вообще.
Он смеется, отступает назад, приглашающе нам машет рукой.
Первым все-таки решился старик. Он идет, уже совсем не боясь.
Следом серый, улыбаясь, забыв. Злость осталась далеко-далеко.
Следом рыжий.
Полосатый, смешной.
Черепаховая.
Черный.
И я.


URL записи

URL записи

@темы: камо грядеши...

23:54 

летнее солнцестояние

Вот так. самая короткая ночь. Алые паруса, Начало Великой Отечественной. Все рядом. Жизнь и смерть.

а еще я нашла сегодня среди четырехлепестных цветков сирени аж шестилепестной. К чему бы это?

@темы: камо грядеши..., не в тему, праздники

16:45 

...хм,да..я вроде созрела-таки на предмет выйти замуж...))))))))))



Ай, бросьте о любви. Я в ней знаток.
У этих женщин нрав капризен и жесток.
И все они по сути людоедки.
Но так как глаз от женщин не отвесть,
То надо их терпеть, какие есть,
Как их всегда терпели наши предки

Да здравствует законный брак!
Он нужен для того, он нужен для того,
Чтоб женщине одной губить
Не больше одного, НЕ БОЛЬШЕ ОДНОГО!


Ай, бросьте о семье. Семья - фрегат.
Который был, увы, построен наугад,
И оказался в сущности корытом.
А тот, кто на корыте капитан.
Беды еще хлебнет и здесь, и там,
Не в Тихом, так уж точно в Ледовитом!


@темы: слова.., камо грядеши..., будущее-настоящее

14:50 

все просто

Не плоди лишних сущностей без надобности,
Не пытайся нести, чего не надо нести,
Не сотвори себе кумира,
Не меняй основы мира,
не грусти. (с)

@темы: камо грядеши..., слова..

21:01 

Поморская быль. Прочитайте, не поленитесь что многабуков

Борис Шергин.
Владимиру Сякину

Для увеселенья

В семидесятых годах прошлого столетия плыли мы первым весенним рейсом из Белого моря в Мурманское.
Льдина у Терского берега вынудила нас взять на всток. Стали попадаться отмелые места. Вдруг старик рулевой сдернул шапку и поклонился в сторону еле видимой каменной грядки.
– Заповедь положена, – пояснил старик. – «Все плывущие в этих местах моря-океана, поминайте братьев Ивана и Ондреяна».
Белое море изобилует преданиями. История, которую услышал я от старика рулевого, случилась во времена недавние, но и на ней лежала печать какого-то величественного спокойствия, вообще свойственного северным сказаниям.
Иван и Ондреян, фамилии Личутины, были родом с Мезени. В свои молодые годы трудились они на верфях Архангельска. По штату числились плотниками, а на деле выполняли резное художество. Старики помнят этот избыток деревянных аллегорий на носу и корме корабля. Изображался олень, и орел, и феникс, и лев; также кумирические боги и знатные особы. Все это резчик должен был поставить в живность, чтобы как в натуре. На корме находился клейнод, или герб, того становища, к которому приписано судно.
Вот какое художество доверено было братьям Личутиным! И они оправдывали это доверие с самой выдающейся фантазией. Увы, одни чертежи остались на посмотрение потомков.
К концу сороковых годов, в силу каких-то семейных обстоятельств, братья Личутины воротились в Мезень. По примеру прадедов-дедов занялись морским промыслом. На Канском берегу была у них становая изба. Сюда приходили на карбасе, отсюда напускались в море, в сторону помянутого корга.
На малой каменной грядке живали по нескольку дней, смотря по ветру, по рыбе, по воде. Сюда завозили хлеб, дрова, пресную воду. Так продолжалось лет семь или восемь. Наступил 1857 год, весьма неблагоприятный для мореплавания. В конце августа Иван с Ондреяном опять, как гагары, залетели на свой островок. Таково рыбацкое обыкновение: «Пола мокра, дак брюхо сыто».
И вот хлеб доели, воду выпили – утром, с попутной водой, изладились плыть на матерую землю. Промышленную рыбу и снасть положили на карбас. Карбас поставили на якорь меж камней. Сами уснули на бережку, у огонька. Был канун Семена дня, летопроводца. А ночью ударила штормовая непогодушка. Взводень, вал морской, выхватил карбас из каменных воротцев, сорвал с якорей и унес безвестно куда.
Беда случилась страшная, непоправимая. Островок лежал в стороне от расхожих морских путей. По времени осени нельзя было ждать проходящего судна. Рыбки достать нечем. Валящие кости да рыбьи черева-то и питание. А питье – сколько дождя или снегу выпадет.
Иван и Ондреян понимали свое положение, ясно предвидели свой близкий конец и отнеслись к этой неизбежности спокойно и великодушно.
Они рассудили так: «Не мы первые, не мы последние. Мало ли нашего брата пропадает в относах морских, пропадает в кораблекрушениях. Если на свете не станет еще двоих рядовых промышленников, от этого белому свету перемененья не будет».
По обычаю надобно было оставить извещение в письменной форме: кто они, погибшие, и откуда они, и по какой причине померли. Если не разыщет родня, то, приведется, случайный мореходец даст знать на родину.
На островке оставалась столешница, на которой чистили рыбу и обедали. Это был телдос, звено карбасного поддона. Четыре четверти в длину, три в ширину.
При поясах имелись промышленные ножи – клепики.
Оставалось ножом по доске нацарапать несвязные слова предсмертного вопля. Но эти два мужика – мезенские мещане по званью – были вдохновенными художниками по призванью.
Не крик, не проклятье судьбе оставили по себе братья Личутины. Они вспомнили любезное сердцу художество. Простая столешница превратилась в произведение искусства. Вместо сосновой доски видим резное надгробие высокого стиля.
Чудное дело! Смерть наступила на остров, смерть взмахнулась косой, братья видят ее – и слагают гимн жизни, поют песнь красоте. И эпитафию они себе слагают в торжественных стихах.
Ондреян, младший брат, прожил на островке шесть недель. День его смерти отметил Иван на затыле достопамятной доски.
Когда сложил на груди свои художные руки Иван, того нашими человеческими письменами не записано.
На следующий год, вслед за вешнею льдиной, племянник Личутиных отправился отыскивать своих дядьев. Золотистая доска в черных камнях была хорошей приметой. Племянник все обрядил и утвердил. Списал эпитафию.
История, рассказанная мезенским стариком, запала мне в сердце. Повидать место покоя безвестных художников стало для меня заветной мечтой. Но годы катятся, дни торопятся…
В 1883 году Управление гидрографии наряжает меня с капитаном Лоушкиным ставить приметные знаки о западный берег Канской земли. В июне, в лучах незакатимого солнца, держали мы курс от Конушиного мыса под Север. Я рассказал Максиму Лоушкину о братьях Личутиных. Определили место личутинского корга.
Канун Ивана Купала шкуна стояла у берега. О вечерней воде побежали мы с Максимом Лоушкиным в шлюпке под парусом. Правили в голомя. Ближе к полуночи ветер упал. Над водами потянулись туманы. В тишине плеснул взводенок – признак отмели. Закрыли парус, тихонько пошли на веслах. В этот тихостный час и птица морская сидит на камнях, не шевелится. Где села, там и сидит, молчит, тишину караулит.
– Теперь где-нибудь близко, – шепчет мне Максим Лоушкин.
И вот слышим: за туманной завесой кто-то играет на гуслях. Кто-то поет, с кем-то беседует… Они это, Иван с Ондреяном! Туман-то будто рука подняла. Заветный островок перед нами как со дна моря всплыл. Камни вкруг невысокого взлобья. На каждом камне большая белая птица. А что гусли играли – это легкий прибой. Волна о камень плеснет да с камня бежит. Причалили; осторожно ступаем, чтобы птиц не задеть. А они сидят, как изваяния. Все как заколдовано. Все будто в сказке. То ли не сказка: полуночное солнце будто читает ту доску личутинскую и начитаться не может.
Мы шапки сняли, наглядеться не можем. Перед нами художество, дело рук человеческих. А как пристало оно здесь к безбрежности моря, к этим птицам, сидящим на отмели, к нежной, светлой тусклости неба!
Достопамятная доска с краев обомшела, иссечена ветром и солеными брызгами. Но не увяло художество, не устарела соразмерность пропорций, не полиняло изящество вкуса.
Посредине доски письмена – эпитафия, -делано высокой резьбой. По сторонам резана рама – обнос, с такою иллюзией, что узор неустанно бежит. По углам аллегории-тонущий корабль; опрокинутый факел; якорь спасения; птица феникс, горящая и не сгорающая. Стали читать эпитафию:

Корабельные плотники Иван с Ондреяном
Здесь скончали земные труды,
И на долгий отдых повалились,
И ждут архангеловой трубы.

Осенью 1857-го года
Окинула море грозна непогода.
Божьим судом или своею оплошкой
Карбас утерялся со снастьми и припасом,
И нам, братьям, досталось на здешней корге
Ждать смертного часу.

Чтобы ум отманить от безвременной скуки,
К сей доске приложили мы старательные руки…
Ондреян ухитрил раму резьбой для увеселенья;
Иван летопись писал для уведомленья,
Что родом мы Личутины, Григорьевы дети,
Мезенски мещана.
И помяните нас, все плывущие
В сих концах моря-океана.

Капитан Лоушкин тогда заплакал, когда дошел до этого слова – «для увеселенья». А я этой рифмы не стерпел – «на долгий отдых повалились».
Проплакали и отерли слезы: вокруг-то очень необыкновенно было. Малая вода пошла на большую, и тут море вздохнуло. Вздох от запада до востока прошумел. Тогда туманы с моря снялись, ввысь полетели и там взялись жемчужными барашками, и птицы разом вскрикнули и поднялись над мелями в три, в четыре венца.
Неизъяснимая, непонятная радость начала шириться в сердце. Где понять!… Где изъяснить!…
Обратно с Максимом плыли – молчали.
Боялись – не сронить бы, не потерять бы веселья сердечного.

@темы: Для души, камо грядеши...

23:03 

?

...Мне 27 лет.
У меня есть два диплома. О профессиональном и высшем образовании.
Я умею играть на фортепьяно. У меня неплохой голос. И музыкальный слух.
Меня любит хороший человек.
Я доверяю матери, а она, в свою очередь мне.
У меня есть два верных друга.
Я худо-бедно, но знаю английский. Больше языков изучать не желаю.

У меня нет мужа.
Нет детей.
Нет отца.
Нет собственной квартиры.
Нет машины.
Нет даже прав. Я не хочу их получать.
Стаж работы - меньше полгода..
У меня нет желания Д О С Т И ГА Т Ь
Я не стремлюсь путешествовать заграницу. Даже на курорты.
Я много чего знаю, но никому не рассказываю.

Я инфантил и неудачница?


@темы: камо грядеши..., не в тему

Глущоба

главная